Давайте дружить:
                                                                                                                                                                                                                 Подписаться на рассылку

Индия. День 7-8. Сюрпризы Джайпура и открытия Биканера


Катериана Оралбаева

В этом укромном уголке затишье полное. Затишье и лёгкий звон Красоты. Резные барельефы с мифологическими и религиозными сценами, изящные колонны, переливы света на солнечном мраморе.

Последний день в Джайпуре, программа-минимум выполнена, можно расслабиться и просто погулять по городу. Но отдых в моём понимании – вещь специфическая, поэтому я проезжаю на туктуке пару кварталов и начинаю карабкаться вверх по извилистой дорожке к форту Нарангарх. Рикша внизу наверняка крутит пальцем у виска, так как сам по такому наклону проехать не может, а повседневный туристический вариант – в объезд ещё километров пять.

Я же наслаждаюсь видом всё дальше расплескивающегося в сторону горизонта города и понимаю, как соскучилась по настоящему треккингу.

Форт разочаровал. После Амбера ехать сюда не стоит – могульская мощь здесь чувствуется, но великолепия убранства уже нет. Зато почти нет и иностранных туристов, только многочисленные индийские парочки и семейства с ясноглазыми отпрысками на выгуле.

Vidyadhar Ka Bagh
Форт Нарангарх

Нацепив на доску памяти ещё пару видов, спускаюсь к началу тропы. Не так далеко путеводитель указывает ещё одно достойное место – кенотафии Гайтор. Само слово "кенотафий" означает пустую гробницу. В Индии их множество. Но не потому, что тела выкрали злопыхатели или поклонники великих могулов. По традиции на мраморном покрытии гробницы происходила кремация. Хоронить изначально было некого. Статус же требовал почестей и в этом последнем пути, да и память о себе наверняка хотелось оставить. Вот и вырастали кенотафии в таком умопомрачительном виде, что на собственное жилище начинаешь смотреть с недоумением...

До Гальты иду пешком – квартал периферийный, очень живой, но при этом спокойный. Стайки ребятни кружат воробушками вокруг, пытаясь вспомнить ещё хоть одно слово на английском помимо "хэллоу", заливисто смеются и машут крошечной пятернёй. На ступенях у дверей сидят невозмутимые мамаши, пронизывающие тебя взглядом карих глаз и кажущиеся высокомерными и неприветливыми. Стоит же улыбнуться им, как эта неприязнь растворяется и тебе непременно улыбаются в ответ. Может, Индия – это вообще одно большое зеркало?..

Ожиданий на кенотафии особых не возлагается, но тем больший сюрприз можно наблюдать на моём лице. Место потрясающее! Как про него не проведали ещё вездесущие туристы – наука объяснить не может. Хотя туристы всю прелесть моментально истоптали бы своими прорезиненными подошвами, смешав с джайпурской пылью. Сейчас же в этом укромном уголке затишье полное. Затишье и лёгкий звон Красоты. Резные барельефы с мифологическими и религиозными сценами, изящные колонны, переливы света на солнечном мраморе. Отличный подарок на прощание!

Кенотафии Гайтор

Подарок, как оказалось, был не последним. На вечер была запланирована встреча с хозяином предыдущего отеля – уж больно любопытный персонаж, с которым хотелось познакомиться.

По моему плану я должна была заехать в отель, выпить чаю в кафе, поболтать часик и вернуться в своё новое прибежище на ужин и за вещами. В итоге чаю мы выпили несколько кружек, проговорили два часа, съездили за моими вещами и заказали пиццу (да, я знаю, есть пиццу в Индии, живя в Милане – стыд и срам).

Дипак оказался внуком начальника охраны Индиры Ганди. Лестничные пролёты в отеле пестрят совместными фотографиями грациозной леди и важного поджарого мужчины. Сам отель, как выяснилось, был выстроен на территории, которую Индира ему лично подарила – тот был настолько честен и потому беден, что даже на приданое своей старшей дочери средств не было. Помочь деньгами Ганди не могла, но выделила участок земли из казны для последующей продажи. От приданого все три жениха благородно отказались, землю щедрая женщина обратно не приняла, и она в итоге досталась единственному сыну в наследство. После долгих раздумий здесь решено было выстроить отель.

Общение получилось настолько приятным и непринуждённым, с обсуждением и ведения бизнеса в стране, и кастовой системы, и вопроса женитьбы и создания семьи, что я напрочь забыла о своих переживаниях по поводу ночного поезда. А ведь бывалые товарищи, узнав, что мне предстоит умчаться в ночь на индийском паровозе, рекомендовали и не спать, и цепями вещи к сидению приковать, и с соседними женщинами первым делом дружбу завести. Весь день это путешествие висело камнем на моей шее, пока я не пообщалась с Дипаком. Вера в порядочность индийцев была почти восстановлена. Или создана?..

Поезд на вокзал пришёл почти без опозданий и оказался забитым под завязку. В проходе с обеих сторон в три ряда висели руки и ноги различного калибра и оттенка. Сквозь них выглядывали настороженные пары глаз. Поезд был уже чуть более низкого класса – 3АС. Тот же плацкарт, где вместо двух полок их было по три. Сбоку – только нижняя и верхняя. Моя оказалась верхней боковой. Забросив вещи наверх (в том числе даже кроссовки – мало ли!), постелив выделенную простынь и положив сумку под голову, я незаметно погрузилась в сон.

Остановки почти не ощущались, и я даже не сразу поняла, что мы стоим. Окинув взглядом опустевший вагон, я пулей выскочила на улицу. Густая ночь была разлита по перрону, над главным зданием с кассами по-новогоднему переливались цветные огоньки, подсвеченные буквы представляли город – Биканер. Часы показывали 4.30 утра. Я до последнего надеялась на типичное опоздание часа на два, но закон подлости – это тот самый dura lex.

Мой семейный отель находился в пешей доступности, но высовывать нос в эту необъятную кромешную тьму было боязно. Заприметив прикорнувшую на скамеечке пару с увесистым багажом, я примостилась рядом и открыла загруженный, наконец, "Шантарам". Время текло медленно. Изредка поезда выплёвывали из своих недр группы людишек, разбредавшихся кто куда. Часть из них тут же устремлялась к фонтанчику на помывку, часть пристраивалась в углу для "очищения организма", большинство молчаливо, натянув на голову тяжёлое серое покрывало, покидали вокзал. Все они при этом удивлённо и недобро рассматривали из-под кустистых пыльных бровей одинокую белую женщину.

В 6.45 фонари отключились и я заметила, что стало светать. На улице было прохладно, хотелось побыстрее добраться до кровати и одеяла, и я шагала, съёжившись в своей лёгкой курточке. Вокруг разворачивались декорации к фильму "Апокалипсис". Угрюмые фигуры вылезали из-под повозок и грели руки у костров, смердящих уличным мусором и выпускающих клубы зеленовато-чёрного дыма, женщины энергично взбивали тучи пыли хлипкими вениками, коровы чесали шершавыми языками свои грязные бока. Всё это казалось нереальным, инсценированным талантливым режиссёром, и я здесь была совершенно лишней. Казалось, это понимали даже актёры, взирая на меня с недоумением. Самое удивительное, что сцена не отталкивала. Более того, я даже порадовалась тому, что здесь убирают улицы и сжигают мусор!


Навигатор долго водил меня по переулочкам с игрушечными строениями, пока не привёл к узкому розовому зданию с оградкой. Дверь мне открыл хозяин, от которого ещё веяло теплом и уютом семейного ложа. Вместо приветствия он задумчиво почесал выглядывающее из-под не застёгнутой рубашки брюхо и только потом пригласил меня зайти. Передохнув в отелях, я опять решилась на эксперименты и бронировала семейный guest house. Настоящий индийский дом, где владельцами вполне официально сдаётся несколько комнат. По утрам дома, конечно, пью чай-масалу. Эту церемонию мы первым делом и совершили все вместе – я, хозяин и хозяйка. Шестилетняя дочка в это время крутилась рядом со своим питомцем-кроликом в ожидании школьного автобуса.

Комната моя оказалась наверху, рядом с крошечной открытой террасой. Передохнув до обеда, я попросила у хозяйки тарелку риса и отправилась изучать город. Вместе с хозяином. На мотоцикле. Он лихо наяривал по подворотням, останавливаясь то тут, то там, показывая мне здания потрясающей красоты. Пошарпанные и покосившиеся, они носили налёт былого великолепия и восхищали своим стилистическим разнообразием.


На одной из стен мне было продемонстрировано изображение цыган. Даже здесь, на исторической родине, их недолюбливали и в один прекрасный день выставили за крепостные ворота. Изображение демонстрировало три основных греха, вменяемых им: пьянство, лесбиянство, и (посмотрите внимательно на изображение игры в йо-йо) ублажение мужчин одной рукой.


На десерт был подан храм Бхандасар, в котором от обилия только что нанесённых красок у меня закружилась голова. Многочисленные божества, изображенные в какой-то наивно-детской манере, радовали глаз и заставляли непроизвольно улыбаться.


Рыжебородый смотритель, активно пытающийся поговорить со мной по-итальянски, даже не взял положенных денег за съёмку. В этом городе явно что-то было не так.

После этого, уже в одиночестве, я прогулялась по залам биканерского форта, в очередной раз наблюдая приёмные покои и залы наложниц, позолоченный трон из сандалового дерева и кресло-качель махараджи. 

Всё это потихоньку начало приедаться. Наверное, так же, как "все счастливые семьи счастливы одинаково", все роскошные особняки были некогда роскошны на один манер.

По хаотичным рыночным улицам, в которых не узнать было утренних пустынных пространств, вернулась к вечеру в отель, поужинала и удалилась спать. Правда, уснуть сразу не получилось – рядом с трёх сторон гремело сразу три свадьбы. Не знаю даже, что больше меня огорчило: громкая музыка или невозможность хоть одним глазком взглянуть на торжество.


Просмотров: 454
Другие статьи:

Индия. Пост-скриптум
Милан встретил меня обычной своей серостью, но на сей раз она предстала в новом свете, ещё более мрачном и гнетущем.

Индия. День последний

Катерина Оралбаева

Мыслями я была уже в Милане, сидела там на диване под пледом в обнимку с кружкой кофе. Вылезать на улицу желания не было, но я так и не запаслась специями на год вперёд, да и на вторую половину дня были планы – после прибытия в Дели мы списались с индианками из Кхаджурахо, они ждали меня на обед, а вечером после прогулки планировалось остаться у Куки до отправления в аэропорт.

Индия. День 27-28. Дорожная маята и возвращение в Дели
Заскочила в тук-тук, крикнула мальцу «Гони!» и с кошельком наперевес полетела отвоёвывать своё спальное место.

Индия. День 25-26. Восторги и волнения
Приехать в Кхаджурахо и не увидеть храмы со всемирно известными эротическими скульптурами – вещь непозволительная.

Индия. День 23-24. О сюрпризах и сафари

Катерина Оралбаева

В шесть утра наш джип уже рассекал тёмные сонные подворотни. Пять пассажиров вжимались в сидения и кутались в платки и куртки – холод стоял почти сибирский. У одного из придорожных баров решено было причалить для испития горячительного.

Индия. День 21-22. Мартышка и очки в городе 5000 храмов

Катерина Оралбаева

Прямо посреди улицы на меня что-то напрыгнуло со спины, толкнуло и сильно потянуло за волосы.

Индия. День 19-20. Тадж-Махал и "Харе Кришна"

Катерина Оралбаева

Настоящая Индия для меня замерла в лучистых улыбках нищей детворы, в стирающих на крышах домов женщинах, в спящих на протёртых сиденьях тук-туков рикшах.

Индия. День 17-18. Как приготовить масала-чай

Катерина Оралбаева

Индийские традиции предписывают масала чай, и не проходит дня, чтобы я его не пила.

Индия. День 15-16. О кризисе с наличными и прочих индийских радостях

Катерина Оралбаева

Группа женщин старательно замазывает соломенные стены низкой хибарки смесью навоза и глины. Домик со стороны выглядит очень аккуратным и уютным, почти игрушечным. Почему-то хочется слепить себе такой же...

Индия. День 13-14. О прекрасном закате, обезьянах и кастовых различиях

Катерина Оралбаева

Умиляли рисунки на белоснежных стенах домов - напоминание о популярной здесь могульской живописи. Миниатюрные верблюды и павлины, процессии махараджей на слонах выставляются также в каждой третьей витрине магазина...

Индия. День 11-12. Тяга к кладбищам и мистике

Катерина Оралбаева

Достопримечательности не манили, зато жизнь простых горожан занимала мои мысли постоянно, порождая в голове всё новые и новые вопросы...

Индия. День 9. О крысах, мороженом из верблюжьего молока и индийской свадьбе

Катерина Оралбаева

Я на верблюжьей ферме... Приезжать сюда стоит после обеда, когда горбунов пригоняют с пастбищ... Животных можно трогать, гладить и даже совершить пятиминутную прогулку верхом.

Индия. День 10. Синий город Джодпур

Катерина Оралбаева

Дух счастливого провинциального местечка витал даже на шумной, как и положено, центральной площади с рынком. Оттуда начинался "синий город".

Индия. День 7-8. Сюрпризы Джайпура и открытия Биканера

Катериана Оралбаева

В этом укромном уголке затишье полное. Затишье и лёгкий звон Красоты. Резные барельефы с мифологическими и религиозными сценами, изящные колонны, переливы света на солнечном мраморе.

Индия. День 5-6. Сады, храмы, обезьяны

Катериана Оралбаева

Детали начинаешь замечать чуть позже, когда поток ахов и охов иссякает, и детали эти не самые лицеприятные. В воде вместе с верующими толстопузами плавают всевозможные отходы цивилизации, строения рассыпаются на глазах и давно нуждаются в реставрации, милые игривые обезьянки оказываются агрессивными драчунами с ссадинами и нездоровым видом.

Индия. День 4. Амбер, Удайпур и Дворец Ветров

Катерина Оралбаева

Кажущееся на первый взгляд прочным и солидным, здание по сути – розовое кружево. Пять этажей, всего одна комната в ширину, стены не толще 20 см и крошечные, хоть и многочисленные оконца...

Индия. День 3. Поезд в Джайпур и девочка Риту

Катерина Оралбаева

Приглашений встретиться и даже переночевать в Индии было множество, но доверия большинство из персонажей не внушало. Зато девочка Риту, которая учит русский, вдохновила меня сразу.

Индия. День 2. О рикшах, обмене валюты и прочих красотах

Катерина Оралбаева

На улице останавливаю рикшу и по всем правилам разыгрываю драму с заламыванием рук, взыванием к всевышнему и демонстративному уходу в сизую даль.

Индия. День 1. Дели, или добро пожаловать в Индию

Катерина Оралбаева

Индия представлялась мне колоритным экзотичным краем, где можно будет ночевать на вокзале так же спокойно, как в Китае, а местные женщины в красочных сари ещё и прикроют тебя лоскутным одеялком.