Давайте дружить:
                                                                                                                                                                                                                 Подписаться на рассылку

Индия. День 15-16. О кризисе с наличными и прочих индийских радостях


Катерина Оралбаева

Группа женщин старательно замазывает соломенные стены низкой хибарки смесью навоза и глины. Домик со стороны выглядит очень аккуратным и уютным, почти игрушечным. Почему-то хочется слепить себе такой же...
Самое нелюбимое моё занятие в Индии – разруливать вопросы, связанные с переездами на новое место. Приобретение билетов, поиск вокзала, сон при стуке колёс в обществе сомнительных аборигенов – всё это стресс и лишняя пара белых прядей на макушке. Сейчас же ко всему этому веселью добавилась ещё и проблема с наличными.

Всё утро я резвым аллюром носилась от одного банка к другому, получая вежливые, но категоричные отказы обменять евро на злосчастные рупии. Денег к полудню обессиленной туристке никто так и не дал, в расстройстве я заехала на вокзал за билетом на поезд и даже там получила щелчок по курносому носу – на ближайшие дни всё раскуплено.

Получив от Таниша виртуальное разрешение на ещё одну ночь в квартире, я как в фильме "Всё будет хорошо" подняла правую руку и... остановила рикшу, попросившись подальше от всей этой неразберихи – в деревню Шилпграм.

Уже на входе стало понятно, что визит растянется до бесконечности, поэтому первым делом я взгромоздилась на стул в локальном ресторанчике и заказала себе неизменное блюдо в борьбе с непонятными названиями в меню – рис с овощами. Подкрепившись, можно было выступать на изучение территории.

В первой же избушке я застряла на полчаса. На экране мелькала глухая сельская местность, босые огрубевшие ноги отплясывали по сырой земле, беззубые старцы вещали что-то на хинди и пронизывали своим жгучим необъяснимым взглядом на расстоянии. Субтитры на английском манили в раджастанскую деревню, суля вековые обычая, традиции, костюмы и предметы быта.

Сам Шилпграм, этнографический музей под открытым небом, представляет собой именно выжимку всего колорита из жизни восточных племён. Пять основных народностей представлены любопытствующим туристам со всей атрибутикой: скромные хижины, оружие и музыкальные инструменты в музее, танцы и костюмы во время ежедневных и ежечасных шоу. На неспешную прогулку по всем этим богатствам у меня ушло больше трёх часов.

Первым в своё логово меня заманил художник. В отличие от конкурентов, праздно рассевшихся перед своей продукцией и зазывающих раззяв, старичок этот усердно орудовал кисточкой и предложил мне не купить типичную могульскую миниатюру в его исполнении, а узнать о ней. Я живо устроилась рядом для импровизированного урока. Мастер начал с себя, с отсутствия художников среди предков и с описания долгого кропотливого обучения с азов. Было довольно интересно, но минут через 20 риск потерять весь день в беседах возрос до критической точки и я сбежала, оставив собеседника наслаждаться искусством.


Рынки с народным промыслом представлены довольно ярко в повседневной жизни, поэтому в Шилпграме на кашемировые платки и тапочки из верблюжьей кожи внимание я обращать не стала. Как заворожённая, я летела на звуки музыки. Под навесом на глинобитном полу отплясывали женщины в ярких сари. Я подоспела к концу выступления, но сцена тут же заполнилась следующими выступающими. Смеющиеся от собственных оплошностей девчушки кружились юлой на сцене, проделывали акробатические трюки и явно получали от происходящего удовольствие. Фоном этого действия служил обнаженный амур-охотник с рогами.

     
Шилпграм

Ещё несколько танцев, песнопений с барабанами и обязательного в программе человека-коня, и сцена пустеет. Артисты не расходятся, скрываясь в тени и фотографируясь со страждущими, зная, что затишье продлится недолго.

Я потихоньку продолжаю осваивать просторы.

Сразу за ступенями-трибунами группа женщин старательно замазывает соломенные стены низкой хибарки смесью навоза и глины. Домик со стороны выглядит очень аккуратным и уютным, почти игрушечным. Ощущение "игрушечности" от мельтешения изящных женских ручек только усиливается. Почему-то хочется слепить себе такой же...


Во время летних дождей большинство домов в Шилпграме смывает, и работы по реконструкции стен здесь не единственные. Недалеко бабушка с внучкой расписывают известковую стену незамысловатым геометрическим узором. Сами просят сфотографировать их, чтобы взглянуть на себя со стороны. Цокатают дружно языками, но ничем не выдают своего мнения о фото.


Горшечных дел мастер, ткач – все ходовые профессии здесь представлены.

 

Нагулявшись по деревне и всерьёз задумавшись о проведении недельки-другой в типичном поселении у раджастанского племени в следующий приезд, я вышла на улицу. Такси нет, рикши все ждут своих утренних клиентов, автобусы не ходят. В голове стали крутиться минуты ожидания такси против времени возвращения в Удайпур на своих двоих. К счастью, моя задумчивая физиономия привлекла внимание индийского семейства с лялькой, которая просто предложила подвести меня до центра. Отказаться было невозможно.

Ужин прошёл в квартире. Нараян к моему приезду уже успел накрыть на стол и молчаливо с улыбкой навалил мне огромную тарелку риса с овощами. Хорошо всё же возвращаться не в пустой отель, а в пусть и подобие, но дома.

Долго думала утром, стоит ли заходить внутрь городского дворца-крепости, у стен которого я остановилась, но усталость от золотых однотипных интерьеров взяла своё. Главная достопримечательность страны осталась без моего внимания. Во дворы и во внутренний парк я всё же зашла, и застала там очередную смену декораций к свадьбе, о которой недавно шла речь. Десятки рабочих распаковывали новую белую мебель, на временной сцене уже красовались здоровенные мраморные пегасы и охапки цветов. Если отмечают они четыре дня и каждый раз меняют место, выбирая среди лучших... цифра все равно не укладывалась в голове, но перестала казаться настолько дикой.

Обо всём этом я думала потом, поедая самосу в полюбившейся уличной забегаловке, отличающейся относительной чистотой от остального рассадника заразы. За соседним дощатым столиком восседало индийское семейство в шесть человек, загребающее рыжеватые смеси хлебным мякишем и безо всякого стеснения рассматривающее иностранку. Дети и женщины улыбались, лица мужчин были непроницаемы. Я точно так же пялилась на них. И точно так же улыбалась, потому что уж слишком открытыми были эти детские мордочки. Всё же Индия по контрастам переплюнет любую страну: рядом тратятся миллионы на одно единственное торжество, а здесь люди едят на 100 рублей вшестером.

Вечером был закат. Или нет, не так. Вечером был ЗАКАТИЩЕ! Таниш договорился, что меня как гостью бесплатно покатают по озеру, усадив на самое почётное место. В пять часов туристическая лодка отчалила, обдав грязными брызгами копошащуюся в воде детвору, и следующий час я пребывала в состоянии немого восторга. Прибрежные стены старинных особняков хавели были залиты золотом, горы на горизонте потемнели, лёгкие волны расплёскивали в разные стороны все оттенки багрянца. Мотор замер в определённый момент, и мы все погрузились в оглушающую красоту. Казалось бы, так просто – солнце садится за горизонт, но так волнительно и трогательно одновременно!

         

Приятности на этом не закончились. Шоу в Багор Ки Хавели я оставила на последний вечер, и оно оправдало все ожидания. Во дворе старинного особняка под звуки живой музыки вновь закружились в танце пёстрые сари, а потом... потом начались настоящие индийские чудеса. Приземистая полногрудая барышня вышла в пляс с двумя увесистыми горшками на голове, потом число горшков увеличилось до пяти, до семи, до одиннадцати... а она всё крутила и крутила бёдрами. Более того, танец был исполнен на битых стёклах и на краях жестяной тарелки. В конце представления ведущий по секрету признался публике, что барышне в ноябре исполнилось 70. 70 лет!! И танцы с 11 горшками на голове!!

     
Шоу в Багор Ки Хавели

Появление старца с зонтиком на голове и саблей после этого вызвало смешки публики, но они прекратились тут же, как только странный тип начал перебирать зубами горячие угли. На закуску - выступление кукловода. У меня это переходит в настоящую манию! В Милане верхом совершенства я считала балет марионеток в любимом семейном театре, где шарниры вращали деревянные бёдра в танце живота. Индийцы переплюнули всех. На сцене творилось полное безумие, публика ревела от восторга. Марионетки изгибались в мостик и брали ртом подброшенные купюры, жонглировали собственной головой и чуть ли не манили к себе пальчиком.

Последний в Удайпуре ужин может быть в ресторане на крыше и только там! Пылающая свеча, диванчик с видом на озеро, поза лотоса и столик на том же диванчике, заставленный лакомствами индийской кухни. Суп из шпината не впечатлил, но зато как здесь готовят цыплёнка!

В разгар моего пиршества вдруг позвонил Таниш, который был занят весь день. Оказалось, в квартире ещё один ужин в процессе приготовления и ещё один цыплёнок.

Записав кучу советов по местам к посещению и местным блюдам к опробованию в Варанаси и Агре, я распрощалась с этим добродушным толстяком. Последняя ночь в Удайпуре и снова в путь...


Семен (2016-12-23)
Что происходит с фотографиями? Они переселяются с одного дня в другой?
Ответить на комментарий

Просмотров: 453
Другие статьи:

Индия. Пост-скриптум
Милан встретил меня обычной своей серостью, но на сей раз она предстала в новом свете, ещё более мрачном и гнетущем.

Индия. День последний

Катерина Оралбаева

Мыслями я была уже в Милане, сидела там на диване под пледом в обнимку с кружкой кофе. Вылезать на улицу желания не было, но я так и не запаслась специями на год вперёд, да и на вторую половину дня были планы – после прибытия в Дели мы списались с индианками из Кхаджурахо, они ждали меня на обед, а вечером после прогулки планировалось остаться у Куки до отправления в аэропорт.

Индия. День 27-28. Дорожная маята и возвращение в Дели
Заскочила в тук-тук, крикнула мальцу «Гони!» и с кошельком наперевес полетела отвоёвывать своё спальное место.

Индия. День 25-26. Восторги и волнения
Приехать в Кхаджурахо и не увидеть храмы со всемирно известными эротическими скульптурами – вещь непозволительная.

Индия. День 23-24. О сюрпризах и сафари

Катерина Оралбаева

В шесть утра наш джип уже рассекал тёмные сонные подворотни. Пять пассажиров вжимались в сидения и кутались в платки и куртки – холод стоял почти сибирский. У одного из придорожных баров решено было причалить для испития горячительного.

Индия. День 21-22. Мартышка и очки в городе 5000 храмов

Катерина Оралбаева

Прямо посреди улицы на меня что-то напрыгнуло со спины, толкнуло и сильно потянуло за волосы.

Индия. День 19-20. Тадж-Махал и "Харе Кришна"

Катерина Оралбаева

Настоящая Индия для меня замерла в лучистых улыбках нищей детворы, в стирающих на крышах домов женщинах, в спящих на протёртых сиденьях тук-туков рикшах.

Индия. День 17-18. Как приготовить масала-чай

Катерина Оралбаева

Индийские традиции предписывают масала чай, и не проходит дня, чтобы я его не пила.

Индия. День 15-16. О кризисе с наличными и прочих индийских радостях

Катерина Оралбаева

Группа женщин старательно замазывает соломенные стены низкой хибарки смесью навоза и глины. Домик со стороны выглядит очень аккуратным и уютным, почти игрушечным. Почему-то хочется слепить себе такой же...

Индия. День 13-14. О прекрасном закате, обезьянах и кастовых различиях

Катерина Оралбаева

Умиляли рисунки на белоснежных стенах домов - напоминание о популярной здесь могульской живописи. Миниатюрные верблюды и павлины, процессии махараджей на слонах выставляются также в каждой третьей витрине магазина...

Индия. День 11-12. Тяга к кладбищам и мистике

Катерина Оралбаева

Достопримечательности не манили, зато жизнь простых горожан занимала мои мысли постоянно, порождая в голове всё новые и новые вопросы...

Индия. День 9. О крысах, мороженом из верблюжьего молока и индийской свадьбе

Катерина Оралбаева

Я на верблюжьей ферме... Приезжать сюда стоит после обеда, когда горбунов пригоняют с пастбищ... Животных можно трогать, гладить и даже совершить пятиминутную прогулку верхом.

Индия. День 10. Синий город Джодпур

Катерина Оралбаева

Дух счастливого провинциального местечка витал даже на шумной, как и положено, центральной площади с рынком. Оттуда начинался "синий город".

Индия. День 7-8. Сюрпризы Джайпура и открытия Биканера

Катериана Оралбаева

В этом укромном уголке затишье полное. Затишье и лёгкий звон Красоты. Резные барельефы с мифологическими и религиозными сценами, изящные колонны, переливы света на солнечном мраморе.

Индия. День 5-6. Сады, храмы, обезьяны

Катериана Оралбаева

Детали начинаешь замечать чуть позже, когда поток ахов и охов иссякает, и детали эти не самые лицеприятные. В воде вместе с верующими толстопузами плавают всевозможные отходы цивилизации, строения рассыпаются на глазах и давно нуждаются в реставрации, милые игривые обезьянки оказываются агрессивными драчунами с ссадинами и нездоровым видом.

Индия. День 4. Амбер, Удайпур и Дворец Ветров

Катерина Оралбаева

Кажущееся на первый взгляд прочным и солидным, здание по сути – розовое кружево. Пять этажей, всего одна комната в ширину, стены не толще 20 см и крошечные, хоть и многочисленные оконца...

Индия. День 3. Поезд в Джайпур и девочка Риту

Катерина Оралбаева

Приглашений встретиться и даже переночевать в Индии было множество, но доверия большинство из персонажей не внушало. Зато девочка Риту, которая учит русский, вдохновила меня сразу.

Индия. День 2. О рикшах, обмене валюты и прочих красотах

Катерина Оралбаева

На улице останавливаю рикшу и по всем правилам разыгрываю драму с заламыванием рук, взыванием к всевышнему и демонстративному уходу в сизую даль.

Индия. День 1. Дели, или добро пожаловать в Индию

Катерина Оралбаева

Индия представлялась мне колоритным экзотичным краем, где можно будет ночевать на вокзале так же спокойно, как в Китае, а местные женщины в красочных сари ещё и прикроют тебя лоскутным одеялком.